новости интернета

Лучшая десятка

Самые крупные породы домашних кошек
Кулинарные анекдоты
Этот парень чемпион по съёмке позитивных селфи с животными
Удивительные факты о Соединенном Королевстве
Трактат о Дятле
Отвертка
Коврик из полотенец своими руками
Хатуль мадан
Стремянка
Строгие девушки из полиции Дубаи

RSS-подписка на новые статьи

Введите Ваш e-mail для подписки:

Присоединяйтесь












СТАТИСТИКА

Цитаты из книги «Приглашение на казнь» (Часть 2)

Автор: Владимир Набоков Название: Приглашение на казнь Жанры: Роман, Сюрреалим, Психология, Философия Год издания: 1936 г.


Чужих лучей не пропуская, а потому, в состоянии покоя, производя диковинное впечатление одинокого темного препятствия в этом мире прозрачных друг для дружки душ он научился все-таки притворяться сквозистым, для чего прибегал к сложной системе как бы оптических обманов, но стоило на мгновение забыться, не совсем так внимательно следить за собой, за поворотами хитро освещенных плоскостей души, как сразу поднималась тревога.


Кто-нибудь когда-нибудь прочтет и станет весь как первое утро в незнакомой стране.


Словом, я чувствовал такой страх и грусть, что старался потонуть в себе самом, там притаиться, точно хотел затормозить и выскользнуть из бессмысленной жизни, несущей меня (Цинциннат).


... однако, сдавалось, что, вместе с пылью книг, на нем осел налет чего-то отдаленно человеческого (Цинциннат).


Аккуратность украшает жизнь одинокого человека, который этим доказывает самому себе, что у него есть гнездышко, которое он заслужил, свил, наполнил своим теплом.


У меня лучшая часть слов в бегах и не откликается на трубу, а другие — калеки (Цинциннат).


Ее мир состоит из простых частиц, просто соединенных; простейший рецепт поваренной книги сложнее, пожалуй, этого мира, который она, напевая, печет, — каждый день для себя, для меня, для всех (Цинциннат).


Я хоть и знаю, что вы только так — переплетены в человечью кожу, все же... довольствуюсь малым... (Цинциннат).


Он встал, снял халат, ермолку, туфли. Снял полотняные штаны и рубашку. Снял, как парик, голову, снял ключицы, как ремни, снял грудную клетку, как кольчугу. Снял бедра, снял ноги, снял и бросил руки, как рукавицы, в угол. То, что оставалось от него, постепенно рассеялось, едва окрасив воздух. Грянул железный гром засова, и Цинциннат мгновенно оброс всем тем, что сбросил, вплоть до ермолки.


Какая тоска. Цинциннат, какая тоска! Какая каменная тоска, Цинциннат, — и безжалостный бой часов, и жирный паук, и жёлтые стены, и шершавость чёрного шерстяного одеяла. Пенка на шоколаде. Взять в самом центре двумя пальцами и сдёрнуть целиком с поверхности — уже не плоский покров, а сморщенную коричневую юбочку. Он едва тепл под ней, — сладковатый, стоячий. Три гренка в черепаховых подпалинах. Кружок масла с тисненым вензелем директора. Какая тоска, Цинциннат, сколько крошек в постели.


Куча черешен, красно и клейко черневшая перед нами, обратилась внезапно в отдельные ягоды: вон та, со шрамом, подгнила, а эта сморщилась, ссохшись вокруг кости.


На столе белел чистый лист бумаги, и, выделяясь на этой белизне, лежал изумительно очиненный карандаш, длинный как жизнь любого человека, кроме Цинцинната, и с эбеновым блеском на каждой из шести граней. Просвещенный потомок указательного перста.


Адвокат и прокурор, оба крашенные и очень похожие друг на друга (закон требовал, чтобы они были единоутробными братьями, но не всегда можно было подобрать, и тогда гримировались).


Как мне, однако, не хочется умирать! Душа зарылась в подушку. Ох, не хочется! Холодно будет вылезать из теплого тела (Цинциннат).


С тех пор как помню себя, — а помню себя с беззаконной зоркостью, — собственный сообщник, который слишком много знает о себе, а потому опасен, а потому... (Цинциннат).


В сущности, темный для них, как будто был вырезан из кубической сажени ночи, непроницаемый Цинциннат поворачивался туда-сюда, ловя лучи, с панической поспешностью стараясь так стать, чтобы казаться светопроводным.


Окружающие понимали друг друга с полуслова, — ибо не было у них таких слов, которые бы кончались как-нибудь неожиданно, на ижицу, что ли, обращаясь в пращу или птицу, с удивительными последствиями.


Как сумасшедший мнит себя богом, так и мы мним себя смертными (Делаланд).


... ее ноги в белых чулках и бархатных туфельках, холодная грудь и розовые поцелуи со вкусом лесной земляники.

Буду очень благодарен, если поделитесь статьей в соц. сетях


Copyright @ 2017 - 2021 - Чопор.ру - сайт полезной информации и хорошего настроения