новости интернета

Лучшая десятка

Самые крупные породы домашних кошек
Кулинарные анекдоты
Этот парень чемпион по съёмке позитивных селфи с животными
Удивительные факты о Соединенном Королевстве
Трактат о Дятле
Отвертка
Коврик из полотенец своими руками
Хатуль мадан
Стремянка
Строгие девушки из полиции Дубаи

RSS-подписка на новые статьи

Введите Ваш e-mail для подписки:

Присоединяйтесь












СТАТИСТИКА

Цитаты из книги «Гениальность и помешательство»

Автор: Чезаре Ломброзо Название: Гениальность и помешательство Жанр: Философия Год издания: 1863 г.


О гениальных людях, точно так же как и о сумасшедших, можно сказать, что они всю жизнь остаются одинокими, холодными, равнодушными к обязанностям семьянина и члена общества.


Вдохновляемый любовью, я говорю то, что она подсказывает мне (Данте).


Меланхолия, уныние, застенчивость, эгоизм — вот жестокая расплата за высшие умственные дарования.


И остаются они [помешанные] по большей части всю жизнь одинокими, необщительными, равнодушными или нечувствительными к тому, что волнует род людской, точно их окружает какая-то особенная, им одним принадлежащая атмосфера.


Пульс слабый и неровный, кожа бледная, холодная, голова горячая, воспаленная, глаза блестящие, налитые кровью, беспокойные, бегающие по сторонам. По окончании периода творчества часто сам автор не понимает того, что он минуту тому назад излагал.


Косвенное влияние окружающей природы на рождение гениальных людей представляет некоторую аналогию с влиянием ее на развитие умопомешательства.


Главнейшую причину меланхолии и недовольства жизнью избранных натур составляет закон динамизма и равновесия, управляющий также и нервной системой, закон, по которому вслед за чрезмерной тратой или развитием силы является чрезмерный упадок той же самой силы, — закон, вследствие которого ни один из жалких смертных не может проявить известной силы без того, чтобы не поплатиться за это в другом отношении, и очень жестоко.


Еще Аристотель, этот великий родоначальник и учитель всех философов, заметил, что под влиянием приливов крови к голове «многие индивидуумы делаются поэтами, пророками или прорицателями и что Марк Сиракузский писал довольно хорошие стихи, пока был маньяком, но, выздоровев, совершенно утратил эту способность».


Великие гении не могут иногда усвоить понятий, доступных самым дюжинным умам.


Те из гениальных людей, которые наблюдали за собою, говорят, что под влиянием вдохновения они испытывают какое-то невыразимо-приятное лихорадочное состояние, во время которого мысли невольно родятся в их уме и брызжут сами собою. Но как только прошел момент экстаза, возбуждения, гений превращается в обыкновенного человека или падает еще ниже, так как отсутствие равномерности есть один из признаков гениальной натуры.


Яд я теперь для себя приготовил, Пару кинжалов держу у груди, С жизнью расстаться я сильно желаю, С жизнью печали и мрачной тоски. Буду любить тебя даже за гробом, Даже и мертвый, все буду любить. Колокол мерно тогда зазвучит, Смерть всем мою возмещая; Звон погребальный к тебе долетит, Станешь ему ты внимать, дорогая. Буду любить тебя даже за гробом, Даже и мертвый, все буду любить. Мимо тебя пронесут до могилы Прах мой в сопутствии пестрой толпы; Дряхлый священник, взобравшись на вилы, Вечную память тогда пропоет. Буду любить тебя даже за гробом, Даже и мертвый, все буду любить.


Всякое умственное возбуждение, переходит в мускульное, и между ними существует неразрывная связь. Ребенок прыгает и скачет при виде чего-нибудь блестящего. Взрослый начинает жестикулировать под влиянием ощущений или сильного волнения, и чем оно сильнее, тем больше раздражается мускульная система. Легкая боль вызывает стон, острая — крик: слабый — если страдание мимолетно, высокий или низкий — если оно продолжительно, а в случае нестерпимых страданий звук голоса повышается на квинту, на октаву и даже больше. В пении же душевное волнение также проявляется дрожанием мускульных связок, отчего происходит так называемое тремоло (Спенсер).


Там, где ученый теряется, невежда имеет успех.
Гений раздражается всем, и что для обыкновенных людей кажется просто булавочными уколами, то при его чувствительности уже представляется ему ударом кинжала.

Отчасти мрачный взгляд гениев на окружающее зависит, впрочем, и от того, что, являясь новаторами в умственной сфере, они с непоколебимой твердостью высказывают убеждения, не сходные с общепринятым мнением, и тем отталкивают от себя большинство дюжинных людей.


... и скрыться от себя стараясь, Всегда останусь я с самим собой (Тассо).


Кризисы обыкновенно оканчиваются выздоровлением, если только болезнь излечима (Сечени).


Да наконец, разве собственно история, хотя изложенная прозой, не переполнена точно так же поэтическими вымыслами, фантастическими эпизодами, натяжками в объяснениях и пр.? Разве в ней мы не встречаем всевозможных нелепостей вроде того, например, что название сарацинов произошло от Сары, а Нюрнберга — от Нерона, что Неаполь появился на яйце, что после некоторых войн с турками у детей бывало не 32 зуба, а 22 или 23? Разве историк Турпино, этот Маколей своего времени, не сообщил в своей хронике, что стены Пампелуны пали сами собою, едва лишь спутники Карла Великого начали молиться Богу? Да и вообще, в нашей истории столько басен, порожденных безумием человечества (тем более склонного ко всему фантастическому, чем оно невежественнее), что наши филологи только понапрасну ломают себе голову в тщетных усилиях найти разумное объяснение для этого ребяческого бреда.


Не удивляйтесь моему письму в стихах: Я прозой не могу писать никак!


Хорошо копировать можно лишь то, что хорошо видишь.


В высшей степени печальна наша обязанность — с помощью неумолимого анализа разрушать и уничтожать одну за другой те светлые, радужные иллюзии, которыми обманывает и возвеличивает себя человек в своем высокомерном ничтожестве; тем более печальна — что взамен этих приятных заблуждений, этих кумиров, так долго служивших предметом обожания, мы ничем не можем предложить ему, кроме холодной улыбки сострадания.


История, преподаваемая народами, поучительнее той, которая изучается по книгам (Пассананте).


... любовь есть, в сущности, не что иное, как взаимное влечение тычинок и пестиков... а мысли — простое движение молекул.


Располагая лишь небольшим числом привычных ощущений, простой народ с изумлением относится ко всякому новому явлению и готов поклоняться всему необыкновенному; обожание является у него, можно сказать, необходимым рефлексом, вследствие каждого слишком сильного нового впечатления.


Люди с холодной, изобильной кровью (букв. желчь) бывают робки и ограниченны, а люди с горячей кровью — подвижны, остроумны и болтливы.

Буду очень благодарен, если поделитесь статьей в соц. сетях


Copyright @ 2017 - 2019 - Чопор.ру - сайт полезной информации и хорошего настроения